По просьбе редакции «Православного Осколья» старооскольские священнослужители делятся с читателями своими сокровенными воспоминаниями о наиболее запомнившемся праздновании Пасхи, о душевных переживаниях и ощущении сопричастности к Светлому Христову Воскресению, возникающему после тягот и трудов Великого поста.

Первые яркие воспоминания о Пасхе – родом из детства: о том, как трудно было выстоять ночную службу; как приходилось себя сдерживать, чтобы не съесть прежде срока ароматных сладких куличей, которые мама пекла на Страстной седмице; как сложно вообще было мне маленькому себя смирять и вести себя скромно, тихо, прилежно выполняя все поручения взрослых и ждать целых полтора месяца Торжества… 

Это на самом деле большой труд в детстве, первые уроки смирения для меня. И какая же радость была, когда наступал заветный день! Особенно хочется рассказать о том, как мы добирались в храм с мамой на Пасхальное богослужение. Я родился и вырос в Ростове. И несмотря на то, что это огромный город, многие храмы были закрыты или разрушены.

На миллионный город было всего три храма. Ближайшая церковь для нашей семьи была – Свято-Александринский храм. Добраться до него можно было, если повезет сесть на автобус, часа за полтора, с двумя пересадками. А чтобы попасть на Пасхальное богослужение, нужно было идти пешком – вечером автобусы почти не ходили. Три часа пешего хода, длинная служба, общее застолье – и опять пешком по ночному Ростову домой – это было непросто для меня. Но терпел изо всех сил, чтобы проснуться воскресным утром и уже ощутить все полноту и радость праздника: улыбки родных, мамины куличи, радостное пение…

Конечно, никогда не забуду, как готовился к Воскресению Христову, будучи пономарем. Это самые теплые воспоминания о Пасхе. Тогда я уже более осмысленно участвовал в церковной жизни. Всем приходом убирали храм, намывали расписные стены, полы, убирали территорию. Я старался участвовать во всех приготовлениях к празднику, чаще посещать службы, помогать в алтаре – хотя из-за занятий в школе не всегда получалось.

И уже в последнюю субботу поста, после многодневных трудов чувствовалось, как в людях пробуждается радость, которую, наверно, по-настоящему испытываешь в дни Светлой седмицы. Хотя именно в субботу приходилось трудиться до изнеможения. До одиннадцати вечера священнослужители освящали пасхальную снедь. Пономари не успевали набирать святую воду, расставлять столы. Люди стояли огромным плотным кольцом вокруг храма, постоянно прибывали все новые лица…

Потом начиналась Всенощная – до раннего утра воскресенья. И я вновь помогал – уже в алтаре. К четырем утра мои руки уже не разгибались. Садясь на первый автобус до дома, я просто засыпал на сиденье и проезжал свою остановку. В голове звучали радостные возгласы «Христос воскресе!». Для меня это было настоящее Воскресение. Это был день не просто отдыха, застолья и веселья – чего-то временного и поверхностного.

Я знал, что не зря трудился в эти дни, что был немного сопричастен к тому, чтобы окружающие могли так радоваться в этот день, открыть свое сердце светлому чувству. Все-таки люди, которые приходят в храм только в день праздника, не постясь, не совершая какой-то работы над собой, не могут ощутить его объем в полной мере. Они не отдают частицу себя Господу и не получают чего-то большего взамен…

Настоятель храма иконы Божией Матери «Нечаянная Радость» иерей Виктор Тишин

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *